• Печать

Геральдическое искусство в России.

Должно по состоянию России сочинить Геролъдику, где бы не чужестранные, но российский герб в пример был поставлен, однако не отбиваясь от общих правил сей науки.

М.М.Щербатов. Проект инструкции герольдмейстеру, каковой по нынешним обстоятельствам ей быть надлежит.

О геральдическом художестве в России" — так называлась статья известнейшего исследователя отечественных гербов В.К. Лукомского, которую он опубликовал в начале нашего века в журнале "Старые годы". Лукомский предполагал в специальном труде более детально осветить значение геральдики в отечественном искусстве и особенно в прикладном, однако, его замысел остался неосуществленным. В последующие годы мало обращалось внимания на геральдику как историческую дисциплину, а уж об искусстве рисования гербов вопрос вовсе не ставился.

Геральдическое изображение рыцарского убора

Art heraldique (фр.), Wappenkunst (нем.), геральдическое искусство — это умение по определенным правилам изображать (составлять, рисовать) гербы. Искусство создания герба начало складываться в особую систему почти одновременно с появлением самих гербов. Этапы геральдического искусства, таким образом, совпадают с этапами развития геральдики. В первый период — XII — XIII вв. геральдика имела своим объектом исключительно гербовый щит с фигурой в поле щита (обычно простейшей). Второй период — XIII — XV вв. принес новые элементы в рисунок герба, прежде всего шлем, а также нашлемник, намет, т.е. элементы практического рыцарского убора того времени, которые являлись также и украшением владельца военного снаряжения. Это был период расцвета реальной геральдики, и художественное изображение не отступало от своего прототипа. Наконец, примерно с XVI в. начинается третий период геральдического искусства, явившийся результатом упадка "живой" геральдики, в основе которого лежало изменение не только военного дела — техники боя и вооружения, но и прежних ценностных параметров в европейском обществе. Оно отказалось (за ненадобностью) не только от рыцарских турниров, но и от прежнего пиетета по отношению к рыцарской культуре вообще. И тем не менее один из компонентов этой культуры на века остался в хсизни европейского общества. Речь идет о гербе, который пережил период своего практического военного использования, утвердившись в культурно-правовой жизни средневековой Европы. Этому способствовали целый ряд факторов: гербы получили широкое распространение благодаря участию в крестовых походах рыцарей практически из всех стран Европы; гербы в их графической форме были понятны в обществе, где основная часть населения не могла ни читать, ни писать; герб изначально был знаком свободного (по рождению) человека (рыцаря), что делало его привлекательным не только для воинского сословия, но и для представителей других слоев населения; герб в силу сложившихся правил его составления очень точно идентифицировал личность, общину (город) или любой другой субъект, получивший право владеть гербом, а гербовая графика позволяла применить этот знак в каком угодно масштабе и на каком угодно предмете, показать место гербовладельца на иерархической лестнице, определить его матримониальные связи и т.д. Словом, феодальное общество нашло гербу прекрасное применение вне военного обихода, "впустив" его в жизнь дворянина и горожанина, ремесленника (цеховые гербы) и лица духовного звания.

Гербы и их художественная форма начали интересовать не только герольдов, но и многих образованных особ из разных сословий: врачей, юристов, теологов... В XVI — XVII вв. в различных странах Европы в большом количестве появляются геральдические трактаты. В них разрабатываются правила общей композиции герба, определяются его обязательные и дополнительные компоненты (корона, щитодержатели, мантия и т.д.), систематизируются фигуры (геральдические, негеральдические), цвета, меха. Геральдику этого времени называют "бумажной" в отличие от предшествующей "живой". Европу захлестывает настоящая гербовая лихорадка; во многих странах создаются специальные учреждения для упорядочения пользования гербами, в учебных заведениях основываются кафедры геральдики, в Германии, Англии, Франции возникают ученые школы геральдистов, а результатом деятельности подобных школ явились и научные трактаты, и учебные пособия.

Правила рисования гербов, таким образом, получили научную основу, они несколько варьировались в различных государствах, но в конечном итоге составили определенный кодекс, которому следовали сотрудники геральдических учреждений во всех странах.

Конечно, геральдическое художество испытывало влияние общеевропейских художественных стилей (готического, барокко, рококо и проч.), однако, в течение XVI — XVII вв. в изображении гербов господствовал собственный геральдический стиль, который был поставлен в условные рамки геральдических правил, сформировавшихся "на бумаге" ко второй половине XVII в., можно сказать, окончательно. Во всяком случае, об этом свидетельствуют труды Сильвестра Петра Санкты (1638), К.Ф.Менетрие (1658), Ф.Я.Шпенера (1690)2, закрепившие правила, выработанные в прежние века. В доступной форме, в виде учебников геральдический кодекс в XVIII в. распространился по многим странам Европы, причем наиболее четкие и систематизированные пособия служили для создателей гербов своеобразными эталонами. Таковым являлось геральдическое руководство профессора Геттингенского университета И.Х.Гаттерера "Очерки геральдики"3, которое было издано во второй половине XVIII в. в Германии и получило признание в европейском геральдическом мире. Это, действительно, очень четкое и емкое пособие под названием "Начертание гербоведения" было переведено в самом начале XIX в. Г.Мальгиным на русский язык.